Previous Entry Share Next Entry
Католическая рождественская
simon_chorni
Голубоглазый Христос, похожий на Курта Кобейна, благословляет прохожих с нарисованного цветными ручками плаката. Плакат заботливо пришпилен яркими пластмассовыми кнопками к доске объявлений перед костелом.
"Мир всем!" - говорит Христос и его сердце сияет. Я стою перед плакатом и жую ватрушку: рядом гастроном. Снег тает на рукаве пуховика.
"Это Марта рисовала. Ей двенадцать", - говорит кто-то за моей спиной.
Я оборачиваюсь и вижу священника. На нем коричневая ряса, подпоясанная веревкой, на ногах - кожаные сандалии. Он стоит в месиве растоптанного тающего снега, в самой гуще, чуть смущенно улыбается и говорит мне: "Он получился немного похож на Курта Кобейна, верно?" Я прожевываю и киваю: да, верно.
Он снова улыбается и говорит: "У нас сегодня Рождество". Я проглатываю последний кусок ватрушки и делаю что-то типа кникскена или реверанса: дескать, круто. Он смеется и протягивает мне что-то. У него шкиперская борода и снег тает на выбритой тензуре. Я беру. Это карамелька "Барбарис": рядом гастроном.
Он благословляет меня жестом с плаката и идет к освещенному костелу. Падает снег, и если смотреть сквозь него на цветные огоньки на огромной, некогда райкомовской, ёлке перед костелом, бывшим райкомом, то кажется, что весь мир поднимается на огромном лифте вверх. Вверх, вверх.
Вверх.

?

Log in